Кипр - такой ли он райский остров для беженцев? - Вестник Кипра
Четверг, 13 декабря 2018 11:36

Кипр - такой ли он райский остров для беженцев?

За последний год поток беженцев на Кипр возрос в десятки раз. В чем причина такой популярности острова и что с этим делать? Материал на эту тему на днях опубликовала британская газета «The Guardian».

В статье рассказывается история семейной пары Абасс, иракских курдов, которые, будучи вынуждены покинуть родную страну, даже не представляли, где Кипр находится. Первоначальной целью Рубара, Бестун и их двоих детей была Германия, а не государство, находящееся в каких-то 100 милях от Сирии с ее гражданской войной. Покинув Ирак, они оказались в лагере беженцев в Турции. Центры приема беженцев в Турции и Ливане, ближайших к зоне конфликта странах, сейчас переполнены. Многие пользуются ими как перевалочными пунктами на пути в Европу. Благо, что за определенную сумму денег найдется «перевозчик», который все организует.

Семья Абасс, заплатив 2 тысячи евро, оказалась на оккупированных территориях на севере Кипра. Нелегальный переход «зеленой зоны» оказался не очень сложным делом, к тому же, тропы на территории, контролируемые правительством Республики Кипр, там давно проторены. Курдская семья обратилась в католический благотворительный центр «Каритас», который действует в Никосии и оказывает помощь всем нуждающимся.

«Перевозчики сказали, что дешевле всего будет добраться до Кипра», - рассказывает Рубар. Каково же было его разочарование, когда выяснилось, что Кипр гораздо ближе к Багдаду, чем к Берлину. «Если бы я знал это раньше, то никогда бы сюда не приехал», - сокрушается он.

По словам исполнительного директора центра «Каритас» Элисавет Кассини, с такой реакцией они сталкиваются очень часто. «Когда мы показываем людям на карте их местонахождение, они просто шокированы. Многие из них полагают, что с Кипра легко можно добраться до Германии», - говорит она.

«Кипр перенасыщен, - рассказывает британскому изданию министр внутренних дел Константинос Петридис. – Сейчас уже не просто принимать такие потоки переселенцев или даже просто держать ситуацию под контролем, вне зависимости от того, какое финансирование мы получим».

По статистике, Кипр находится на первом месте среди стран ЕС по количеству поданных прошений на предоставление статуса беженца – в 2018 году их поступило 6 тысяч (на миллион граждан). К августу их число было на 55% выше, чем за аналогичный период 2017 года. Система приема и расселения беженцев на Кипре перегружена. Власти обратились за помощью в Брюссель.

«Закрытие границ по периметру ЕС создало непропорциональную нагрузку для пограничных государств типа Кипра», - говорит глава МВД. - Из-за оккупации севера острова мы сталкиваемся с феноменом, который не мог бы возникнуть в нормальных условиях», - отмечает Петридис.

По словам Элисавет Кассини, реальное число беженцев и мигрантов сильно недооценивается. «Мы – гуманитарная организация, и работаем с бедными, голодающими и бездомными. Мы видим, что среди них стало гораздо больше тех, кто нелегально пересек «зеленую линию», - говорит она.

Представитель управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев Катя Саха рассказала журналистам, что, судя по всему, большинство из прибывающих на Кипр не подпадают под статус беженца. «Но из-за отсутствия инфраструктуры и социальных служб очень сложно идентифицировать, кто из них действительно относится к уязвимым слоям населения», - подчеркивает она.

Из-за наплыва беженцев два лагеря (в деревнях Кофину и Коокинотримифья) не могут предоставлять всем крышу над головой. Прибывших размещают на 72 часа, а после этого отправляют искать себе жилье самостоятельно. В результате этого улицы, парки, автобусные остановки Никосии заполнены людьми, которым некуда идти.

Еще один переселенец из Ирака, Басин Хуссейн, рассказывает, что последний месяц он женой и четырьмя детьми живет в палатке в парке: «Первые три дня мы провели в лагере, но потом нам было велено его покинуть».

«Чего нам точно не нужно, так это открытия новых центров приема беженцев, – говорит министр внутренних дел Петридис. - Это не выход, ни для страны, ни для беженцев».