Показать содержимое по тегу: БЕЖЕНЦЫ - Вестник Кипра
Четверг, 30 января 2020 09:56

Как беженцы попадают на Кипр

The New York Times опубликовал большой материал, посвященный проблеме беженцев и мигрантов на Кипре. Статья рассказывает о личной истории одного из них. 23-летний гражданин Камеруна Клинтон Йебга получил студенческую визу для обучения в одном из университетов «Турецкой Республики Северного Кипра», добрался до аэропорта Эрджан, пересек Зеленую линию и попал на Кипр.

На Кипре Клинтона задержала полиция, после опроса его доставили в лагерь беженцев в Кофину, где он живет до сих пор. Путь, которым он следовал, — уже привычный маршрут для многих беженцев. В прошлом году 11 200 человек попали на территорию Евросоюза через разные буферные зоны. В 2015 году Евросоюзу удалось заключить с Турцией соглашение, которое помогло остановить поток беженцев в Грецию. После этого мигранты сперва пробовали пересекать Эгейское море самостоятельно, а затем узнали о возможности прибыть в Европу через непризнанное государство «ТРСК».

«Север Кипра (речь идет об оккупированных территориях – «ВК») превратился в один большой транзитный зал, — говорит Джеймс Кер-Линдсей, исследователь из Лондонской школы экономики. – Вы приземляетесь на территории Республики Кипр, но реально попадаете в это государство только при пересечении Зеленой линии, которая, строго говоря, не является границей».

Герой публикации, камерунец Йебга, утверждает, что он был вынужден покинуть страну из-за преследований свободной прессы и его лично как журналиста. Поначалу он скрывался от полиции, но когда органы пришли к его матери и избили ее за отказ выдать сына, он понял, что пора покинуть родину. Перебраться на Кипр у него получилось за 2 000 евро. Одну тысячу он заплатил за авиабилеты, еще одну – за зачисление в университет. «Я не имел ни малейшего представления о разделении Кипра, — говорит сам Клинтон Йегба, выражая недоумение десятков своих соотечественников. – Я просто знал, что мне надо добраться до Европы, чтобы спастись от преследования».

Известно, что в оккупированных районах острова действуют агенты, которые представляются как сотрудники университетов, а по ходу беседы предлагают клиенту получить статус беженца, не вдаваясь в подробности о политической ситуации на острове.

«Многие просители убежища прибывают на Кипр, думая, что он как-то связан с материком или что он находится в шенгенской зоне. Но это не так», — поясняет автор статьи. Из-за этого на Кипр беженцы прилетают и приплывают только тогда, когда все иные пути перекрыты. Количество заявителей, просивших об убежище, в 2019 году было в пять раз больше, чем в 2014. Для сравнения, во всех остальных странах ЕС эти цифры сократились после 2015 года. Масла в огонь подливает позиция властей Республики Кипр, которые принципиально отказываются видеть в администрации оккупированных районов партнеров по решению проблемы миграции и наплыва беженцев. А правительство Турции, в свою очередь, не признает власти Республики Кипр, поэтому, с точки зрения Турции, остров не подпадает под действие соглашения 2015 года.

Впрочем, нельзя не сказать, что часть мигрантов и беженцев добровольно или вынужденно остается в «ТРСК», хотя это квази-государство не может предоставлять статус беженца или международный статус дополнительной защиты. Оккупационные власти в июне ужесточили визовый режим со странами Ближнего Востока. В результате группу сирийских беженцев, прилетевших из Бейрута в июне, задержали в аэропорту. Потребовалось вмешательство организаций, аффилированных с ООН, чтобы помочь им добраться до «зеленой линии».

Другой герой публикации, беженец из Сирии Мустафа Алаха, отучившись на архитектора в одном из вузов «ТРСК», оказался в безвыходной ситуации, когда у его паспорта истек срок действия. По идее, ему нужно было обратиться в консульство Сирии, но это означало отдать себя в руки государства, которое заставит его пойти на войну. Он пытался получить визу в Турцию, но ему трижды отказывали. Пересекать буферную зону и просить убежища в Республике Кипр значило бы для него на несколько лет отказаться от работы архитектором и фактически начать жизнь с начала. «Мне 32 года, я не могу снова начинать с нуля», — говорит он. Его ситуация пока не разрешилась. Мустафа остается в «ТРСК», имеет работу и жилье, но не может покинуть эту территорию и вернуться домой.

Фото: Laura Boushnak for The New York Times

беженцы Laura Boushnak for The New York Times 2

беженцы Laura Boushnak for The New York Times 3

беженцы Laura Boushnak for The New York Times 4

беженцы Laura Boushnak for The New York Times 5

беженцы Laura Boushnak for The New York Times 6

беженцы Laura Boushnak for The New York Times 7

беженцы Laura Boushnak for The New York Times 8

 

Опубликовано в Статьи

Правительство разрабатывает новую иммиграционную политику, которая поставит заслон перед лицом беженцев, незаконно попадающих на остров. Сегодня 3,8% населения Кипра — мигранты, в то время как в других пограничных странах Евросоюза, например, в Греции и Италии, этот показатель составляет менее 1%.

Министр внутренних дел Никос Нурис заявил, что ведомство работает над новой миграционной политикой в попытке «обуздать потоки мигрантов рациональным образом, всегда оставаясь в рамках соблюдения прав человека». Он обещал, что новая политика будет вскоре представлена на утверждение правительства.

«Помимо того, что мы имеем массовый приток через буферную зону, на данный момент основная проблема заключается не в беженцах, а в трудовых мигрантах, которых становится все больше, — сказал министр. — Необходимо принять конкретные меры».

Новая политика Министерства внутренних дел в области миграции и предоставления убежища будет основываться на трех основных принципах:
— ускорение процесса рассмотрения заявок;
— создание центра приема закрытого типа для временного размещения заявителей на время рассмотрения заявок, перемещения из которого будут ограничены;
— получение помощи от стран ЕС для управления ситуацией.

Кроме того, компетентные органы будут отдавать приоритет людям, прибывающим из охваченных войной районов — главным образом, из Сирии — перед экономическими мигрантами из таких стран, как Грузия, Камерун, Индия, Бангладеш и Пакистан.

Лагерь для беженцев в Коккинотримифье, который уже переполнен, расширят, чтобы увеличить его пропускную способность. Финансирование проекта, скорее всего, будет получено от ЕС.

В 2019 году число заявителей на статус беженца увеличилось на 325% по сравнению с предыдущим годом, причем 80% всех новоприбывших оказались в Республике Кипр после пересечения Зеленой линии. С 2009 года Кипр предоставил статус беженца или особой защиты примерно 9 200 лицам.

Около 17 000 ходатайств о предоставлении убежища все еще находятся на рассмотрении властей.

 

Опубликовано в Политика

Министерство образования, культуры, спорта и молодежи Республики Кипр ужесточит контроль за студентами из третьих стран. Учащихся подозревают в двух незаконных схемах: заключении фиктивных браков с гражданками Европейского союза ради возможности остаться в ЕС и поиске политического убежища после окончания срока студенческой визы.

В качестве меры борьбы Минобразования уже сократило квоты на иностранных студентов, приведя их в соответствие с образовательными программами. Ограничения коснулись 45 колледжей. В одном из них, например, числились 800 студентов, но при проверке выяснилось, что занятия не посещает ни один из них.

Из-за сокращения квот некоторым будущим студентам, с которых уже взяли деньги за обучение, пришлось отказать в зачислении, так как вуз не сможет сделать им визу. Речь идет в первую очередь о студентах из Индии и Непала. Распоряжение об ограничении квот поступило в вузы неделю назад, и администрация оказалась перед очень неприятной ситуацией, когда вынуждена рисковать репутацией вуза, возвращать оплату и быть готовой к судебным процессам по возмещению морального ущерба.

Однако проблемы высшего образования стали слабым аргументом для участников дискуссии. Наравне с Министерством образования за проблему обещало взяться Министерство иностранных дел, которое уже организовало встречи с послами трех государств. Глава комитета по вопросам образования Кирьякос Хаджияннис напомнил, что репутация Кипра как международного центра высшего образования и привлечение иностранных студентов — важный фактор развития сектора. При этом, по его словам, нельзя допустить понижения стандарта качества. Вузы, которые участвуют серых схемах зачисления студентов, должны ответить перед правосудием. «Нельзя приносить высшее образование в жертву ради нарушителей закона», — заключил председатель комитета.

 

Опубликовано в Общество

Портовая полиция Республики Кипр в 2019 году спасла 455 человек, которые приплыли к берегам острова в поисках убежища.

«В 2019 году портовая полиция отреагировала на 13 вызовов, в ходе которых мы обнаружили суда и лодки, которые незаконно перевозили нелегальных мигрантов», — рассказал руководитель портовой полиции Феохарис Христодулу, добавив, что сотрудники ведомства сопровождают обнаруженную лодку до причала, в то время как в других странах людей обычно пересаживают на спасательные суда.

Кроме того, за 2019 год служба отреагировала на 50 вызовов о спасении граждан, которых унесло в открытое море. Третьим достижением ведомства стала успешная борьба с незаконной рыбной ловлей, которая велась египетскими рыбаками. На владельцев судов наложили штраф, а все оборудование конфисковали.

В завершение Христодулу сказал, что портовая полиция использует для работы 21 корабль, а также мониторит ситуацию в открытом море благодаря электронным приложениям и навигаторам.

Напомним, в 2016 году на остров прибыл 2 871 беженец, в 2018 их число выросло до 7 713 человек. Число лиц, подавших в 2019 году заявку на предоставление статуса беженца или статуса дополнительной защиты на Кипре, составляет 15 000 человек, то есть около 1,8% населения. Вместе с теми, кто уже получил статус беженца или дополнительной защиты, они составят 3,5% населения. Этот процент является самым большим в Евросоюзе.

 

Опубликовано в Общество

В течение первых девяти месяцев 2019 года в государствах Евросоюза было подано 515 825 заявок о предоставлении убежища. Это на 10% больше, чем за тот же период прошлого года. Больше всего страдают от наплыва беженцев «пограничные» государства: Кипр и Мальта.

Такую статистику приводит Европейское бюро поддержки беженцев (EASO). Агентство признает, что наплыв беженцев оказывает самое сильное влияние на небольшие «пограничные» государства: Мальту и Кипра.

В июле 2019 года самая большая доля заявок на душу населения подана на Кипре, Мальте, в Греции, Швеции и Люксембурге. По состоянию на весну 2019 года кипрские органы власти в месяц получали в среднем около 1 500 заявок на 1 млн жителей. Это более чем в два раза больше, чем на Мальте (около 700 заявок) и примерно в три раза больше, чем в Греции (около 450 заявок).

Доля удовлетворенных прошений в Европейском союзе составила 34%, что примерно равно уровню аналогичного периода прошлого года (33%). Большинство заявлений было подано гражданами Сирии, Афганистана и Венесуэлы, которые, вместе взятые, составили четверть всех заявителей. На протяжении шести месяцев количество заявок от граждан Афганистана превышало число заявок от беженцев из Венесуэлы, достигнув максимума в сентябре, когда было подано больше заявок, чем в любом другом месяце, начиная с декабря 2016 года (а именно — более 5 600).

На конец сентября в странах ЕС+ (28 членов Евросоюза и Турция, Швейцария, Сербия, Норвегия, Израиль, Исландия) 507 800 заявок ожидали решения органов первой инстанции и примерно 381 700 апелляций ожидали рассмотрения.

 

Опубликовано в Политика

Правительство, пытаясь ограничить поток беженцев с оккупированных территорий, планирует изменить правила пересечения Зеленой линии.

Глава МВД Константинос Петридис назвал проблему многогранной. По его словам, она возникла после 2015-2016 годов, когда количество беженцев на острове существенно увеличилось. Кипр находится на передовой миграционных потоков с Ближнего Востока, и эти потоки будут только расти из-за противоречащих друг другу положений Дублинской конвенции, регламентирующих репатриацию. Последнее время кроме беженцев из стран Ближнего Востока на Кипр через оккупированную зону стало попадать все больше граждан стран Африки, в основном — Нигерии и Камеруна.

Согласно статистике, с оккупированных территории в Республику Кипр проникает две трети беженцев. Оставшаяся треть — это трудовые мигранты, у которых истекает срок разрешения на пребывание, и они подают заявку на статус беженца, чтобы остаться на Кипре. Второй способ остаться для них —  заключить фиктивный брак.

Что касается буферной зоны, министр Петридис сообщил, что сейчас изучается возможность внести изменения в правило, которое позволяет гражданам третьих стран пересекать «зеленую линию» и находиться на территории Республики Кипр в течение 90 дней. В борьбе с неконтролируемыми миграционными потоками могла бы помочь база данных, имеющаяся у государств Шенгенского соглашения.

Глава Минюста Йоргос Саввидис, в свою очередь, рассказал, что полиция стала чаще проверять документы и патрулирует территории, где в прошлом были зафиксированы нарушения закона со стороны мигрантов.

 

Опубликовано в Общество
Среда, 30 октября 2019 16:47

100 000 беженцев через пять лет

Число лиц, ищущих убежища на Кипре, в ближайшие пять лет может вырасти до 100 000 человек, а значит, превысить 3,5% от населения страны. Для сравнения, в Италии этот показатель составляет 0,4%, в Испании — 0,16%, а в 11 других странах он ниже 0,1%.

По словам Министра внутренних дел Константиноса Петридиса, если нынешняя тенденция сохранится, то через пять лет на Кипре будет 100 000 лиц, ищущих политического убежища или статуса беженца, а также экономических мигрантов. «Вы понимаете, что это значит для такой страны, как Кипр?», — спрашивает он. Петридис раскритиковал «анахроничную европейскую правовую базу», которая позволяет трудовым мигрантам злоупотреблять системой, и поставил под сомнение солидарность государств-членов сообщества, когда дело доходит до перераспределения прибывающих потоков беженцев.

В августе Кипр официально попросил власти Евросоюза перенаправить в другие государства 5 000 беженцев, прибывших на остров, заявив, что кипрские органы власти не могут справиться с приемом и рассмотрением растущего числа заявлений. Петридис упомянул об этой просьбе Кипра, сказав, что МВД не получило никакого ответа от ЕС. «Так как же мы можем говорить о солидарности?», — задал министр риторический вопрос.

В настоящее время мир столкнулся с самым большим перемещением населения, которое когда-либо наблюдалось в истории. По данным ООН, ежегодно мигрируют от 250 до 300 миллионов человек. Около 50 миллионов из них признаны беженцами в соответствии с Женевской конвенцией.

Число лиц, подавших в 2019 году заявку на предоставление статуса беженца или статуса дополнительной защиты на Кипре, составляет 15 000 человек, то есть около 1,8% населения. Вместе с теми, кто уже получил статус беженца или дополнительной защиты, они составят 3,5% населения. Этот процент является самым большим в Евросоюзе.

Только в шести странах этот показатель превышает 1%, а на Кипре — 3,5%. В первую очередь речь идет о гражданах Сирии. Также в последние годы выросло число беженцев из стран Африки. «Не все из них являются беженцами. Часто это трудовые мигранты, которые используют сложившуюся ситуацию в свою пользу», — уверен министр. Также треть миграционного потока это лица, которые сперва легально работают на Кипре, обычно в сельском хозяйстве или в качестве домашних помощников, а по истечению срока разрешения на пребывание подают заявку на статус беженца.

Говоря о принятых мерах, Петридис упомянул тот факт, что Кипр был первой страной, недавно открывшей постоянно действующее европейское бюро по поддержки беженцев, которое призвано ускорить обработку заявлений. К концу года там будут работать около 80 человек.

Помимо скорости обработки заявлений также остро стоит вопрос проживания. Правительство предпочло бы снимать жилье для беженцев, но из-за высокой арендной платы это стало существенной проблемой. Кроме того, по словам министра, он сам живет в районе, где 90% населения составляют мигранты. «Я своими глазами вижу, что происходит. Я вижу, как некоторые наши сограждане эксплуатируют беженцев или селят их в квартиры пачками, чтобы получить как можно больше денег. Все это способствует созданию гетто. В целом народ Кипра радушно принял беженцев, у нас не было никаких негативных явлений, как в других странах, однако нас ждут времена, когда уже не так-то легко будет справиться с ситуацией», — сказал он. «Вы можете интегрировать определенное число беженцев, но не в том случае, когда их много и они живут отдельными сообществами», — заключил Константинос Петридис.

 

Опубликовано в Общество
Пятница, 20 сентября 2019 15:48

12 новых беженцев у берегов острова

Вчера, 19 сентября, у берегов Кипра снова спасли беженцев с Ближнего Востока, которые терпели крушение на небольшой лодке. На борту находились 12 человек: 11 мужчин и одна женщина. Все они после процедуры установления личности были доставлены в приемный центр в Коккинотримифье.

Около 13:00 Портовая служба выпустила предупреждение о судне, дрейфующем в 57 морских милях от Ларнаки. На борту лодки было 10 человек, еще двое свалились в воду. Полиция немедленно мобилизовала спасательное судно и даже вертолет. Но в итоге, чтобы сэкономить время, органы связались с коммерческим судном, шедшим поблизости, и направили его к месту происшествия. Корабль спас всех, после чего пересадил в прибывший полицейский катер. В порту Ларнаки пострадавшие оказались около семи вечера и были переведены в центр приема беженцев в Коккинотримифье.

катер полиция CM

Фото cyprus-mail.com

Напомним, всего месяц назад, 20 августа лодка с 33 беженцами на борту (среди них 17 мужчин, шесть женщин, восемь грудных младенцев и двое детей) прибыла на остров из Сирии.

Всего в 2016 году на остров прибыл 2 871 беженец, в 2018 их число выросло до 7 713 человек. С января по июнь 2019 года в Миграционный департамент было подано 6 554 заявки на предоставление статуса беженца, почти треть которых поступила от граждан Сирии. На рассмотрении миграционной службы находится еще 15 тысяч заявок. Правительство Кипра обратилось к ЕС с просьбой разместить в других странах порядка 5 000 беженцев, однако ответа не последовало.

 

Опубликовано в Политика