Вестник Кипра - Показать содержимое по тегу: ИСТОРИЯ

В конце XIX и начале XX века Лимассол больше походил на деревню, чем на город. В частности, совершенно иначе выглядела набережная. Здесь не было большой пешеходной улицы, парков и аккуратных деревянных настилов. Но именно тогда начали появляться первые признаки того, каким станет Лимассол спустя 100 лет. Например, первые кафе и бары на набережной.

Конечно, на набережной и раньше стояли здания, но они были построены по тем принципам, которые были приняты в Османской империи, то есть глухой стеной, а не фасадом, к морю. В воду часто сбрасывали отходы, из-за чего вода была грязной.

Первые здания в новом стиле были возведены после прихода англичан в 1878 году. В 1879 году на месте небольшого форта на берегу моря был построен дом городского правительства, который позже будет превращен в таможню. В это же время началось и строительство большого дока. Чуть позже, в 1882 году, недалеко от порта открылся ресторан «Актеон». Его основателем был капитан Николас Ламбис, а после его смерти дело продолжили предприниматели Зенон Скирьянидис, Антонис Хаджипавлос и Феодорос Маврос.

Брат Зенона Скирьянидиса Ираклис был владельцем бара «Скирьяниди», который также открылся в Лимассоле в последние десятилетия XIX века. Это было одно из первых мест, где предлагали кофе, напитки и отдых с видом на море.

Бар располагался в здании по соседству со зданием ресторана «Актеон», а балконы двух заведений соприкасались друг с другом. В обоих ресторанах была сцена для концертов и театральных представлений, где выступали известные артисты.

В конце XIX века город насчитывал около 6000 жителей, а в 1911 году население Лимассола составляло уже более 10 000 человек. Но что самое важное, облик города значительно изменился. Для дальнейшей модернизации требовалось время, например, электрическое освещение на набережной появилось только в 1930-е. Но это движение уже было не остановить.

limassol old seafront allab1

limassol old seafront allab3

limassol old seafront allab4

limassol old seafront allab5

limassol old seafront allab6

Фото: allaboutlimassol.com, источники: Limassol Historical Archives, Demetris Theodorou, Tasos Andreou

Опубликовано в Общество
Воскресенье, 17 января 2021 09:00

Проблемы кипрского гражданства в XIX веке

C 1878 по 1914 года Кипром фактически управляли англичане, но при этом остров оставался частью Османской империи. На практике такое двоевластие стало причиной ряда юридических проблем. В частности, проблемы гражданства и национальности. Как остров решал эти проблемы?

В эти годы, которые исследователи называют первым этапом колониального господства англичан, все жители острова были гражданами Турции. В их документах в графе «национальность» было написано «киприот». Те жители острова, которые хотели путешествовать в Европу или другие британские колонии, часто из-за этого сталкивались с трудностями, которые им чинили турецкие чиновники. Чтобы помочь жителям Кипра, британское правительство дало указание своим посланниками в разных странах считать людей с кипрским паспортом подданными Великобритании и оказывать им всяческую помощь.

кипрский паспорт до 1914 хронографос

Фото xronografos.com

Однако такое решение только разозлило турецких чиновников. «Несмотря на то, что все киприоты, которые отправляются на турецкую территорию, снабжены общеизвестным кипрским паспортом, путешественники постоянно сталкиваются с неприятными ситуациями. Их можно избежать, когда у вас полон кошелек и щедра рука. В любом другом случае киприот должен принести клятвенное свидетельство, что он вернется к себе на родину, прежде чем ему будет позволено покинуть турецкую территорию», — писала одна из кипрских газет.

Сложности продолжались до 1914 года, когда Кипр окончательно стал частью Британской империи, а все жители острова автоматически стали подданными Великобритании. Те, кто были с этим не согласны и желали сохранить османское подданство, могли подать прошение верховному комиссару острова и покинуть Кипр.

 

Опубликовано в Статьи

В 1426 году египетский султан из мамлюкской династии Бурджитов Барсбой аль-Ашраф вторгся на Кипр. Поводом стала деятельность кипрских пиратов, которые грабили египетские корабли. 7 июля произошла важнейшая битва этой кампании — битва при Хирокитии. Проигрыш киприотов и пленение короля Януса стали точкой невозврата для Кипра эпохи Лузиньянов.

Предпосылки

Вторжение египетской армии стало апофеозом в ухудшении отношений между двумя странами. На протяжении долгого времени султан протестовал против того, что кипрские пираты беспрепятственно грабили и топили его суда. Но все протесты Египта и даже требования, выдвинутые в ходе официальных переговоров, королевский дом Кипра игнорировал. Король Янус либо не хотел, либо просто не мог обуздать пиратов. Все прекрасно знали, что морские разбойники грабят торговые суда не ради собственной наживы. Добычу они привозили кипрским аристократам. От пиратских набегов выигрывали и кипрские торговцы, которые чужими руками устраняли конкурентов.

В качестве предупреждения султан Барсбой аль-Ашраф в 1424 году отправил военное судно на Лимассол, но король все равно остался равнодушен. В 1425 году султан отправил более крупное войско на Фамагусту, но администрация города смогла договориться с нападавшими. Тогда войско отправилось в Ларнаку, высадилось там, разорив город, а потом двинулось на Дромолакшу. После разорения этой деревни египтяне дошли до Лимассола, который тоже стал их жертвой. Чтобы снять напряжение в регионе, шейх Дамаска решил выступить посредником и отправил к королю Янусу своего сына в качестве переговорщика. Но король отказался с ним даже встречаться.

Кампания 1426 года

Итак, султан Египта в 1426 году отправил новое войско на Кипр. До последнего он рассчитывал, что с королем удастся договориться мирно. Для этого уже после высадки он отправил к Янусу четырех человек. У послов был с собой красный шитый ковер, который султан преподнес Янусу в дар. Подарок сопровождался словами о том, что король может сесть на этот ковер, когда будет встречаться с султаном. Однако такой подарок и довольно неприкрытый намек на то, что султан, вторгшийся на чужую территорию, ждет к себе короля Кипра в качестве гостя, разозлили Януса. Рыцари короля схватили посланников, до смерти замучили главного посла и бросили в темницу трех остальных.

Битва при Хирокитии

Вечером 6 июля гарнизон рыцарей недалеко от Хирокитии заметил непонятное свечение над дозорной башней (кстати, ее развалины сохранились и их можно осмотреть). Это свечение было ими истолковано как дурной знак.

Tower of Choirokoitia ix andromeda com

Фото: xronografos.com

Утром следующего дня к деревне подошло египетское войско. До этого там уже собрались войска короля. Началась битва. Поначалу удача была на стороне Януса, его войскам удалось нанести большой урон египтянам и обратить их в бегство. Но тут произошло нечто необъяснимое. Защитники Кипра сами стали отступать и, в итоге, бросились бежать. Египтяне сперва решили, что это ловушка, но вскоре поняли, что армия просто не организована. Тогда они перешли в наступление. Королевские войска ретировались, и король остался практически один на один с захватчиками. В определенный момент перед ним оказались два воина, готовые его зарубить, Янус закричал «ана мелик», что по-арабски значит «я король». Его взяли в плен и отвезли в Египет.

Вот как эту битву описывает один из известнейших кипрских историков эпохи Средних веков Леонтий Махерасский, который был ее очевидцем: «Тогда показались сарацины на вершине холма, напротив долины… Король выхватил меч, а за ним так поступило и все войско. Солдаты направились на сарацин и столкнулись с ними на вершине того холма. Они убили многих из них, и сарацины стали отступать, а вместе с ними их правитель. Но тут труба стала звать к отступлению. Никто не стал преследовать врага, все побросали свои щиты и оружие и убежали».

Последствия

Последствием этого нелепого поражения стало то, что Египет наложил на Кипр дань. Сам остров стали раздирать внутренние конфликты и вскоре, в 1489 году, эпоха владычества франков подошла к концу.

 

Опубликовано в Статьи

Жители Лимассола наверняка знают, что к западу от района Закаки, между Ипсонасом и Като Полемидьей, есть небольшое селение Черкез-Чифлик, которое местные жители еще называют Черкези. В частности, в границы этого селения входит большая часть знаменитого пляжа Ледис Майл. В топониме легко различить знакомое название одного из народов Кавказа черкесов. Действительно ли деревня к западу от Лимассола связана с черкесами и каким образом?

В ходе Кавказской войны, которую Российская империя вела с 1817 по 1864 года, многие коренные жители Кавказа воевали против России. Одними из самых непримиримых соперников русской армии были черкесы. В поэме «Измаил-бей» М.Ю. Лермонтов писал: «Но отдохнуть черкесы не дают; / То скроются, то снова нападут. / Они, как тень, как дымное виденье, / И далеко и близко в то ж мгновенье».

Многие черкесы, которые не готовы были мириться с завоеванием Кавказа русскими, эмигрировали в Османскую империю. Кстати, переселение черкесов в Турцию называется «черкесское мухаджирство», от арабского слова «мухаджир» переселенец. Мухаджирством вообще в литературе называют целенаправленное переселение мусульманского населения из немусульманского государства, где последователи ислама составляют меньшинство, в мусульманскую страну.

Часть переселившихся в Османскую миперию черкесов нашла прибежище на Кипре. В 1860 году турецкий правитель Никосии предложил Стамбулу перевезти на Кипр 1000-1500 черкесов. Это предложение вызвало озабоченность консулов Франции и США, которые в своих донесениях писали, что прибытие вооруженных и прошедших войну черкесов может вызвать столкновения с местным греческим населением.

В 1864 году султан Абдул Азиз распорядился отправить на Кипр около 3 тысяч черкесов. Кипрские ученые указывают, что такое решение, вероятно, было связано с тем, что как раз во второй половине ХIX века началось возвращение на Кипр местных греков, воевавших за независимость Греции. Турецкие власти, очевидно, рассчитывали с помощью черкесских переселенцев усилить позиции мусульманской общины. 

Часть прибывших черкесов поселили в Никосии, а часть недалеко от Фасури. Именно это поселение и положило начало деревне Черкез-Чифлик, название которой можно перевести примерно как «черкесский хутор». Однако их судьба была печальна. Болотистая местность была очень опасна для здоровья, здесь регулярно случались эпидемии малярии, от которой скоро погибли почти все черкесские переселенцы. Черкесы в Никосии, кстати, тоже не смогли прижиться и, в конечном счете, на Кипре осталось всего около 200 представителей этой народности.

Несмотря на такую короткую историю, в топонимике Кипра черкесы остались навсегда благодаря тому месту, где они жили. 

Опубликовано в Полезное
Понедельник, 28 декабря 2020 16:00

57 лет «зеленой линии»

Не многие знают, но разделительная полоса между греко-кипрскими и турко-кипрскими районами возникла за 10 лет до турецкого вторжения 1974 года и до создания непризнанного турко-кипрского государства. 

28 декабря 1963 года, то есть ровно 57 лет назад, на остров прибыл государственный секретарь Великобритании по вопросам стран содружества барон Эдвин Дункан-Сэндис, который убедил власти Кипра разделить Никосию на две части — греко-кипрскую и турко-кипрскую. Так Никосия стала разделенной столицей, на острове появилась первая турко-кипрская резервация, а «зеленой линии» суждено было остаться частью повседневности для многих жителей острова вплоть до наших дней. Спустя два дня, 30 декабря 1963 года, решение о разделении Никосии было закреплено официальным соглашением.

Поводом к визиту высокопоставленного британского чиновника стали столкновения греков- и турок-киприотов. Конфликты между двумя общинами начались сразу же после объявления независимости и продолжались с большей или меньшей интенсивностью на протяжении трех лет. 21 декабря 1963 года полиция Никосии решила проверить несколько домов турок-киприотов на наличие незаконного оружия. Визиты полицейских спровоцировали реакцию, началась перестрелка, которая переросла в уличные столкновения. Турция поспешила заявить, что если так будет продолжаться, то она вынуждена будет ввести в Республику Кипр свою армию для защиты турко-кипрского населения. Это дало повод Великобритании действовать. 

После визита Дункана-Сандиса и подписания соглашения о разделении столицы размежевание турецких и греческих районов Никосии было поручено офицеру Питеру Янгу, который, как известно, начертил на карте линию зеленым карандашом, отчего разграничительная полоса и получила свое название. Цель этой инициативы казалась благой — отделить друг от друга враждующие общины и свести на нет межобщинный конфликт. Охрана «зеленой линии» была поручена миротворческому корпусу ООН. Предполагалось, что это будет временная мера, но постепенно «зеленая линия», которая изначально разделяла надвое только Никосию, отделила от Республики Кипр еще шесть резерваций, которыми стали деревни, населенные турками-киприотами, и районы двух городов. Грекам-киприотам было запрещен вход на территории резерваций, а турки-киприоты могли передвигаться только между анклавами, сопровождаемые миротворцами ООН. Создание резерваций вынудило турко-кипрских госслужащих, парламентариев и министров покинуть органы власти и переехать в отведенные для турок-киприотов районы, сформировав там подобие административных структур, которые впоследствии вырастут в квази-государственные институты «Турецкой Республики Северного Кипра». Площадь турко-кипрских резерваций не превышала 3% от площади острова. Они располагались, помимо Никосии, в турко-кипрской деревне Луруджина, в Авдиму и Лефке. Резервациями стали турецкие районы Лимассола и Пафоса. Те турки-киприоты, которые не согласились переехать в резервации, становились объектами нападок как со стороны своих собратьев, которые обвиняли их в предательстве, так и со стороны греко-кипрских националистов. Государство не всегда было в силах защитить их от расправы.

К 1968 году, когда возобновились переговоры о решении кипрского вопроса, были открыты улица Ледра и улица Эрму, благодаря чему турки-киприоты смогли ездить в греко-кипрские районы. Казалось, что все идет к деэскалации конфликта, но тут случился путч и турецкое вторжение 1974 года, после него «зеленая линия» была продлена на всю территорию острова, отделив оккупированные районы от Республики Кипр. Между двумя этими частями, на которые разделен остров, существует демилитаризованная зона, ее ширина колеблется от нескольких метров в Никосии до нескольких километров в районе селения Афиену.

«Зеленая линия» периодически становилась местом межобщинных стычек. 11 августа 1996 года группа молодых людей, несмотря на запрет, проникла на территорию демилитаризованной зоны, где их атаковали турки-киприоты. В ходе столкновения погиб 24-летний Тасос Исаак, который был до смерти избит. Спустя три дня его двоюродный брат, Соломос Солому, попытался пересечь «зеленую линию» и сорвать турецкий флаг, но был убит турко-кипрским полицейским. 

Существенные изменения ждали «зеленую линию» 23 апреля 2003 года, когда турко-кипрская администрация в одностороннем порядке приняла решение снять некоторые ограничения в передвижении жителей между оккупированными и свободными районами, открыв первое КПП в районе гостиницы Ledra Palace. В течение 15 дней после этого оккупированные территории посетили 260 тысяч греков-киприотов. В течение 2003 года были открыты еще три КПП: в Стровилье, Пергамосе и в районе Агиос Дометиос. В 2006 году открылось КПП в Астромеритисе, в 2008 — на улице Ледра, а в 2010 — в районе Пиргоса-Лимнитиса. В 2018 году открылись еще два КПП — в Деринии и Лефке. Впервые после 2003 года передвижение между оккупированными территориями и Республикой Кипр было закрыто в марте этого года, причиной чего стала пандемия коронавируса.

Опубликовано в Полезное
Воскресенье, 20 декабря 2020 09:00

История города Солы: от богов до пиратов

На северо-западе острова, на берегу залива Морфу и недалеко от Зеленой линии, расположена оккупированная деревня Лефка. В окрестностях селения сохранились руины важного античного города под названием Солы.

В древности город был прочно связан с материковой Грецией. Вероятнее всего, это была колония, основанная выходцами из Афин. Одно из объяснений названия города связывает его с древнегреческим мудрецом Солоном. Что интересно, город с таким же названием находился в Киликии (юг современной Турции), в окрестностях современного города Мерсин. Из-за совпадения названий жителей двух городов с одинаковым именем постоянно путали. Например, до сих пор точно не известно, из каких Сол происходил философ Крантон — киликийских или кипрских.

Солы упоминаются в надписи III-II веков, найденной в Дельфах. Это перечень кипрских городов, плативших сбор в пользу дельфийского оракула — такие города называли «теородоки», потому что они принимали у себя делегации «теоров» — посланников из Дельф, которые приезжали за пожертвованиями.

Языческий культ и место на карте

Культ Аполлона был широко распространен на Кипре, существует даже надпись III века до н.э. из Сол, в которой этот бог назван Аполлоном Кипрским. Другими почитаемыми в Солах божествами были Афина, Афродита (которую в Солах называли Орейская или Эпикоос) и Зевс. В эллинистические времена здесь поклонялись египетским богам Серапису и Изиде.

Благодаря археологическим находкам известно, что в Солах в римскую эпоху была библиотека, о чем свидетельствует надпись: «Аполлоний, жрец Великой матери (т.е. Кибелы) и хранитель библиотеки Сол».

Солы упоминает в своей «Географии» античный писатель Страбон: «Далее (т.е. после города Арсиноя) идет город Солы с гава­нью, рекой и свя­ти­ли­щем Афро­ди­ты и Иси­ды. Город был осно­ван афи­ня­на­ми Фале­ром и Ака­ман­том; жите­ли его зовут­ся солий­ца­ми. Над Сола­ми в глу­бине стра­ны лежит город Лиме­ния». Под Лименией, скорее всего, имеется в виду современный Лимнатис. Однако в сочинении «Стадиасм», анонимном географическом трактате ΙV века н.э.,

Солы названы городом без порта. В трактате «Синекдем» византийского путешественника Иерокла (VI век) и в «Описании Восточного Римского государства» Георгия Кипрского (VI-VII веков) также упоминаются Солы. Наконец, последний раз в византийской литературе Солы встречаются в трактате Константина Багрянородного «О зрелищах».

Медь и зрелища

Солы славились своими залежами металлов, которые сегодня известны как карьер Скуриотиссы. Один из видов кипрской меди назывался «солотип», то есть был назван в честь этого античного города. Благодаря медным месторождениям город процветал вплоть до IV века — запасы металла стали заметно меньше, и рудники закрыли. Последним ударом для города стало нападение арабских пиратов — жители бежали в другие города острова. Кроме медных карьеров археологи обнаружили в Солах некрополь, остатки базилики, рынка и, конечно, большой римский амфитеатр конца II — начала III века н.э. Он построен на северном склоне холма и смотрит на море. Его диаметр — 52 метра, он вмещает 3500 зрителей.

Раньше театр с мраморными полами и скульптурами состоял из двух этажей, сегодня вы сможете увидеть только второй. Именно здесь была обнаружена знаменитая кипрская Афродита, которая в настоящее время хранится в археологическом музеи Никосии.

 

Опубликовано в Общество

Хотя косметика и украшения сегодня стали гигантской отраслью с миллиардными оборотами, это не значит, что макияж это изобретение сегодняшнего дня или ХХ века. Древние жительницы Кипра тоже любили и умели украшать себя.

Обязательными атрибутами киприоток того времени были милтон, то есть средство из водорослей, которое использовали для того, чтобы придать цвет губам, пудра-«псимитион» для бледного цвета лица, краска для бровей на основе сажи и масло мастики вместо дезодоранта.

мода древнего кипра хронографос

Фото: xronografos.com

Что касается одежды, то она всегда была признаком принадлежности к тому или иному сословию и общественного положения. Наряды делали из тонкой шерсти и красили в разные цвета натуральными красителями. Основной одеждой была накидка («эстета») и покрывало на голову («иматион»). Также в ходу была «кипассида», напоминавшая современное полупальто. Главным признаком высокого положения в обществе был так называемый «пеплос» — верхняя одежда в складках и без рукавов, с капюшоном на голову. Свой внешний вид древние киприотки дополняли украшениями — браслетами, сережками и колье, которые по-гречески назывались «перидерион».

Опубликовано в Общество

Общество средневекового Кипра эпохи господства франков (1191-1488), а затем и венецианцев (1489-1571), было настоящим сплавом людей разных наций, социального происхождения и рода деятельности. Как же развлекались все эти многочисленные жители Кипра того времени?

Охота

Филипп Наваррский в своих трудах подчеркивает любовь франков к охоте. Ей с радостью предавались кипрские короли — на острове и тогда был приятный климат и разнообразие животных. В законах эпохи франкократии, составленных Иоанном де Ибелином для королевского двора, говорится о том, как быть, если во время охоты потерялась собака, лошадь или сокол. В 1283 году латинский архиепископ Никосии Ранульф провел собор, на котором строго осудил тех священнослужителей, особенно игуменов и монахов, за то, что они увлекались охотой и содержали при обителях псарни.

В Музее Пьеридиса в Ларнаке хранится позолоченный медальон, на котором изображен сокольничий с тремя охотничьими птицами. Чешский путешественник Людольф фон Зухен рассказывает, что соколиной охотой занимались, в основном, летом, причем охотничьи птицы были родом с Кипра, то есть их не завозили из Европы, а дрессировали здесь. В XIV веке итальянский путешественник Никола да Мартони пишет, что при дворе короля Иакова I было 24 дрессированных леопарда и 300 соколов для охоты. От эпохи Иакова II сохранились свидетельства о налоговых послаблениях для тех, кто тренировал соколов. Главными местами тренировки были деревни Писсури и Акротири. При венецианцах ситуация не сильно изменилась. Доминиканский монах и член королевской семьи Лузиньянов Стефан де Лузиньян описывал кипрские охотничьи обычаи в своей хронографии.

развлечения дрквнего кипра1 хронрграфос

Медальон, на котором изображен сокольничий с тремя охотничьими птицами. Источник фото: xronografos.com

Турниры

Как и охота, рыцарские турниры были уделом элиты, так как расходы на этот вид спорта были довольно велики. Аристократы времен франкского и венецианского господства приобретали себе необходимое оружие, содержали лошадь и принимали участие в королевских парадах. В качестве развлечения рыцари проводили турниры на копьях. Хроника Леонтия Махерасского описывает рыцарский турнир, который в октябре 1372 года организовал король Петр II.

Позже, в 1489 году, венецианцы организовали масштабный турнир в честь отъезда с острова королевы Катерины Корнаро. В 1521 году королевская власть обратилась к сенату с просьбой установить премии за участие в турнирах.

В 1562 году венецианский генерал Сегредо организовал из 50 молодых людей отборный отряд конницы. Попасть в него могли только те, у кого был соответствующий опыт. В условиях турецкой угрозы турниры были не простым развлечением, а военной тренировкой. Для людей более низкого происхождения, которые не могли себе позволить участвовать в рыцарских турнирах, оставалось только драться на мечах. Фехтованием на мечах занимались буржуа и представители простого народа.

развлечения дрквнего кипра2 хронрграфос

Рыцарский турнир. Источник фото: xronografos.com

Театр и любовная лирика

Средневековые киприоты были заядлыми театралами, любили музыку и пение. Многие знаменитые до сего дня народные песни появились именно в ту эпоху. Рукопись XV века (Manuscript Torino J.II.9) сохранила до наших дней нотную запись той музыки, которую исполняли при дворе. Это любовные песни, богослужебные произведения и придворные композиции. Вот что пишет Стефан де Лузиньян в своем сочинении: «Все развлекались песнями и играли на разных музыкальных инструментах. Самым популярным из них была лютня. Двое из трех обязательно умеют играть на том или ином инструменте». Среди других инструментов, которые использовались при кипрском дворе, была арфа. Также жители Кипра любили пение и поэзию, часто сочиняя стихи «безыскусные и бессмысленные», как пишет тот же автор. Народная музыка была весьма разнообразна. Играли на кипрской флейте-флогеру, дудочке-пидкиавли, тамбурасе или барабане и просто присвистывали в такт песни.

На Кипре, как и в других странах Европы того времени, были популярны бродячие музыканты, паяцы, фокусники и актеры. Это были представители низших сословий. Отец имел право лишить своих детей наследства, если они связывались с бродячими музыкантами и актерами или сами начинали заниматься этим делом. Параллельно с народным театром существовал и церковный, участие в котором не считалось предосудительным, что тоже было весьма характерно для европейских стран. Клирики вполне законно могли ставить небольшие инсценировки библейских событий, особенно это было популярно в период Страстной недели.

развлечения древнего кипра3 хронографос

Рукопись XV века сохранила до наших дней нотную запись той музыки, которую исполняли при дворе. Источник фото: xronografos.com

Нарды, кости и другие азартные игры

Нарды были очень популярны в Средние века на Кипре. Хроника Георгия Вустония описывает момент, когда Гектор, граф Кивидесийский посетил сводного брата королевы Шарлотты Иакова, и застал его за игрой в нарды с Силуаном, настоятелем латинского католического собора св. Софии в Никосии.

Нарды были известны в Европе, и с ними даже пытались бороться как с опасной азартной игрой. Не был исключением и средневековый Кипр. Церковь на своих соборах часто осуждала игру в кости наравне с посещением кабаков и пьянством. В 1298 году епископ Пафоса Николай и епископ Лимассола Бернард были отлучены от церкви за то, что играли в кости. Простым жителям церковь предписывала каяться за азартные игры и возвращать все выигранные деньги, чтобы получить отпущение грехов. Однако городское законодательство смотрело на азартные игры более благосклонно и не запрещало их.

развлечения древнего кипра4 хронографос

Игра в нарды. Источник фото: xronografos.com

Опубликовано в Статьи
Воскресенье, 13 декабря 2020 09:00

История жизни старейшего портного Кипра

Филиппос Одиссеос — настоящий человек-легенда. Это один из старейших портных острова, который в свои 86 лет продолжает шить на заказ. Чтобы рассказать историю его жизни, не хватит и книги, не то что небольшого материала, поэтому мы выбрали самое интересное.

Филиппос родился в 1934 году в Арсосе, деревне в горной части региона Лимассола. Он с детства мечтал учиться портняжному делу в городе. В 1956 году, после обучения в Лимассоле, Филиппос вернулся в свое родное село и открыл здесь собственную швейную мастерскую в нескольких метрах от центра Арсоса.

Filippos Odysseos tailor 1 allab

Пять дней на один наряд

В те времена вся одежда шилась на заказ, а в Арсосе существовала давняя традиция швейного мастерства, восходящая к XIX веку. Филиппос — один из последних ее живых носителей. «Нам требовалось пять дней или даже чуть больше на один наряд», — вспоминает он. Несмотря на то, что Филиппос уже давно закрыл свое ателье, ему кажется, что не прошло и дня с тех пор, как он сдал заказчику свой последний костюм. Его руки двигаются по ткани медленно, но уверенно и решительно, почти автоматически.

«Мы должны были делать две примерки для каждого наряда, чтобы одежда точно подходила клиенту, — объясняет Филиппос. — Как и любая работа, шитье требует внимания к деталям, чтобы получить хороший результат и заставить людей вернуться к вам в следующий раз. Это была моя цель с самого начала, поэтому я работал с утра до ночи».

Filippos Odysseos tailor 3 allab

Фото allaboutlimassol.com

Шитье как образ жизни

Набравшись опыта и славы, мастер решил преподавать свое искусство. «Я ездил в Маллью, которая тогда была большой деревней, там я тоже шил одежду и давал уроки»,— вспоминает он. Филиппос шил костюмы-двойки, бриджи, женские наряды. Каждый тип одежды был настолько уникален, что требовал особых навыков. «Сшить рубашку — не то же самое, что женское платье»,— говорит портной.

Филиппос считает, что лучшей тканью, с которой он работал, был английский кашемир, и подчеркивает, что те, кто хотел инвестировать в себя, обязательно тратили деньги на ткань для хорошего костюма. Дизайн и модные тенденции тогда менялись не так часто, так что красивый наряд мог оставаться в моде довольно долго. 

arsos sewing school allab

Швейная школа Арсоса для девушек. Источник фото: allaboutlimassol.com

mens fashion mif 20th century allab

Мужская мода середины XX века. Источник фото: allaboutlimassol.com

Профессия Филиппоса стала частью его личности, так как он продолжает элегантно одеваться даже в возрасте 86 лет. Мастер больше не ходит в мастерскую регулярно, но когда кто-то просит его провести экскурсию по миру кройки и шитья, он охотно и с гордостью показывает свои инструменты для работы. Филиппос уверенно жмет на педаль классической машинки «Зингер» и ловко пропускает ткань под иглу. От таких простых действий глаза мастера горят, ведь шитье всегда было для него чем-то большим, чем просто работой.

Видео: All About Limassol

 

Опубликовано в Общество

Уроженец античного Китиона, который сегодня называется Ларнакой, философ Зенон Китийский стал одним из самых популярных мыслителей своего времени, а его философская школа, получившая название стоицизм, оказала неизгладимое влияние на европейскую мысль. Давайте посмотрим, какой была его жизнь.

Зенон родился в 352 году до н.э. в Китионе и был сыном купца. Около 331 года Зенон начал заниматься торговлей, собрал большой груз дорогой финикийской ткани, пурпура, и отправился в Афины. Уже подходя к порту Пирея, корабль Зенона затонул, и он лишился всего своего состояния. Впоследствии об этом событии он говорил: «Счастливым плаванием обернулось для меня кораблекрушение», потому что именно потеря всех средств к существованию заставила его обратиться к философии.

Знакомство с философией

Оказавшись при таких неприятных обстоятельствах в Афинах, он не знал, что делать, и от растерянности зашел в книжный магазин, где взял почитать книгу воспоминаний Ксенофонта о Сократе. Будучи поражен тем, как Сократ жил и чему учил, Зенон спросил продавца, где в Афинах можно найти таких людей, а тот указал ему на проходившего мимо философа-киника Кратета, ученика знаменитого Диогена Синопского — того самого, который жил в бочке и ходил с фонарем по улицам в поисках человека. Зенон примкнул к Кратету, но вскоре понял, что эксцентричный и провокативный образ жизни киников мало подходит его скромной и застенчивой натуре. Однажды Кратет, чтобы переломить его стыдливость, дал ему нести через площадь горшок чечевичной похлебки. Увидев, что Зенон смущается и старается держать ее незаметно, Кратет разбил горшок у него в руках своим посохом, и похлебка потекла у Зенона по ногам. Тот бросился бежать, а Кратет стал кричать вдогонку: «Что ж ты убегаешь, финикиец? Ведь ничего страшного с тобой не случилось!».

Путь к собственному учению

В итоге, однако, Зенон покинул Кратета и еще 20 лет учился у других философов, после чего начал разрабатывать свое собственное учение. Свои мысли он излагал, прохаживаясь по Расписной стое. Так назывался украшенный портик на афинской агоре, где в правление тридцати тиранов (404-403 гг. до н.э.) устраивали массовые суды, отчего афиняне избегали посещать это место. Но учение Зенона постепенно привлекало многих последователей, которых стали называть «стоиками» по месту их собраний. До сих пор, когда мы хотим сказать, что кто-то мужественно переносит невзгоды судьбы, мы говорим, что он относится к ситуации стоически, то есть как подобает стоику.

Гражданские права и добродетель

Древние авторы пишут, что Зенон был замкнутым и некрасивым человеком. У него была кривая шея, сам он был худой, довольно высокий, со смуглой кожей, с толстыми ногами, нескладный и слабосильный. В свободное время он любил перекусить инжиром и поваляться на солнце. По Афинам он ходил в тонком хитоне, обличая богатство и роскошь. Зенон учил, что все жители Афин, даже женщины и рабы, должны иметь гражданские права, но не потому, что он был за всеобщее равенство, а потому, что ставил выше всего стремление к добродетели. «Гражданами, друзьями, домочадцами и свободными людьми называл он только взыскующих добродетели», — пишет о нем Диоген Лаэрсткий. Зенон считал, что конечная цель – это жить согласно с природой, и это то же самое, что жить согласно с добродетелью, ведь сама природа ведет нас к ней.

Умер Зенон в возрасте 98 лет (по другим данным — в 72 года). Про него говорили, что он всех превосходил добродетелью, достоинством и счастьем. А когда царя Македонии Антигона спросили, что именно он ценил в Зеноне, царь ответил: «Сколько он ни получал от меня дорогих подарков, я ни разу не видел его ни надменным, ни униженным».

Подробнее о Зеноне Китийском можно прочитать в сочинении Диогена Лаэртского «О жизни, учении и изречении знаменитых философов»

 

Опубликовано в Статьи
Страница 1 из 13